Художественная Школа Jotto помогает взрослым и подросткам (от 10 лет) научиться профессионально рисовать. г. Екатеринбург, ТЦ Дирижабль 3этаж-оф-5 +7(922)115-75-74

Стиль БарАкко или картина из топора. История из жизни.

“Учиться надо на хорошем”, - всегда говорил мой папа и не жалел качественных красок, холстов и кистей на мои учебные работы. Хотя мы, студенты художественного училища, нередко экономили на художественных материалах, ведь для учёбы их требовалось просто немыслимое количество.

Нередко тройник для масляной живописи заменялся скипидаром или, в лучшем случае, двойником; холст - матрасным тиком, а художественные кисти из щетины - сходными по качеству строительными. Но это мелочи. Никто не собирался сразу писать картину на века, важно было сохранить работу до просмотра, а после выставления оценок, изображение иногда просто счищалось и холст использовался вторично. Ну, это у тех, кто совсем не придавал значения собственным работам.

  Но были и совсем анархисты от живописи, которые, в целях экономии, производили совершенно немыслимые смеси красок или использовали весьма оригинальную основу под живопись - в ход шло всё: коробки от мебели и техники, плотный картон и бумага, проклеенные ПВА, загрунтованная фанера… Голь на выдумку хитра и особо отважные студенты даже подмешивали белую эмалевую краску в масляные смеси. Работа получалась глянцевой, плотной, но ломкой и не фактурной. Но дальше всех в этих алхимических опытах зашёл Фёдор. О нём и история.

   Фёдор первый придумал вставлять огрызок карандаша в старый фломастер, чтобы продлить его срок эксплуатации и использовать обратную сторону обоев для рисования набросков. Фёдор никогда не возвращался в общежитие с пустыми руками - на помойке по дороге с учёбы он находил доски, фанерные щитки, деревянные панели и столешницы, подходящие для домашних масляных этюдов. Фёдор научился вдавливать оставшуюся краску с палитры обратно в тюбик и наоборот, выдавливать её из тюбика механическим путём так, чтобы ни грамма внутри не осталось. Словом, в плане экономии ради экономии, голова у него работала отлично. Он мог писать учебные и домашние этюды почти из ничего и на совершенно бросовом материале. О художественном и технологическом качестве его картин я лучше упоминать не буду, но его находчивости можно было только позавидовать.

   Такие опыты Фёдора с инструментами и материалами для живописи, мягко говоря, не поощрялись педагогами. Разумеется, вместо выполнения конкретной задачи, он пытался преодолеть сопротивление материала почти каждый сеанс. Такой завидной тяге к экспериментам с красками мог позавидовать даже Леонардо, работы которого начинали портится ещё при жизни автора из-за подобных опытов со смесями красок.

   Но венцом творения Фёдора в этой экзотической технологической реальности стал портрет артиллериста. Дело в том, что наш предприимчивый однокурсник умудрился смешать масляную краску с водоэмульсионной. Как он это сделал, история умалчивает и если бы я не видела это чудо бюджетной живописи собственными глазами, ни за что не поверила бы, потому что сделать это невозможно (водорастворимые краски не смешиваются с красками на масляной основе в принципе). Но Фёдор упёртый. И мешал он явно старательно и долго.

   Сей шедевр был создан в аккурат перед семестровым просмотром. Мне даже удалось частично лицезреть процесс его создания.

   Первым забил тревогу преподаватель живописи, когда обнаружил на палитре Фёдора странные блёклые смеси. На холсте они расползались жидкими белёсыми пятнами, силясь собраться в нечто, отдалённо напоминающее портрет. “Фёдор, мы пишем портрет, а не морду лица,” - процитировал он легендарного Валентина Серова, - “а что это за краска вообще?”. Повозив по палитре пальцем, он сообразил, что эксперимент весьма своеобразен, а Фёдора уже не остановить. “Ну, что ж, посмотрим, как это всё высохнет”, - буркнул он уходя. Подивившись на волшебство на палитре живописца, мы разошлись по своим местам. Фёдор же с достоинством римского стоика мужественно продолжал заниматься живописью портрета.

   Утром следующего дня мы обнаружили портрет артиллериста в плачевном состоянии: краска отходила от основы слоями, причём картина при этом издавала характерный треск. Отслаивалась краска тонкими, скручивающимися полосами: каждый нанесённый слой в отдельности. В целом, портрет представлял собой скорее арт-объект, чем живописную картину. Фёдор, разумеется, удивился такому повороту событий, но не расстроился. Он аккуратно поштучно приклеил каждый отлупившийся слой на место при помощи строительного силикатного клея. Это придало живописи ещё больший рельеф и очень своеобразную фактуру. Разумеется, и без того оригинальное изображение от всех этих манипуляций деформировалось до масштабов неудачно сложенного пазла.

   На просмотр собрались все: педагогический состав, студенты разных курсов, методисты, даже завхоз с библиотекарем пришли. Такой живописи история искусств ещё не знала! Скрюченная в три погибели фигурка лысого новобранца с перекошенным лицом, сжимающая крючковатыми руками сломанную пополам винтовку, гордо пузырилась вспученными слоями краски. Цвета работы, как будто вылинявшие, серо-белёсые, матовой фактурной штукатуркой дополняли общий упадническо-меланхолический настрой произведения. Невозмутимый автор стоял рядом со своим произведением с баночкой клея. При очередном трескучем позыве, издаваемом портретом, он, ловко наклонившись,  смазывал облупивший кусок кистью и зажимал пальцем. На страже своей работы он намеревался стоять весь просмотр.

  Проверочная комиссия, разумеется, такого перфоманса допустить не могла, эксперимент был признан неудачным и технологического революционера в живописи отправили писать новую работу для переэкзаменовки.
  Жаль, что зафиксировать на фото, видео или просто сохранить всё, что в результате осталось от злополучного портрета не удалось. Но легенда о художнике, который наплевал на теорию и технологию живописи, и что из этого вышло, до сих пор ходит среди студентов, а мой учитель иногда вспоминает этот эпизод во время занятий со студентами-новобранцами. По крайней мере, мне он так говорит.

   И я, рассказывая об особенностях масляной живописи своим ученикам, особый упор делаю на тактичность смесей красок, приучаю не экономить, серьёзно относиться к подбору надёжных, высококлассных инструментов и материалов для живописи. Ведь сохранность и качество картины напрямую зависит от этого.
  А вы, дорогие читатели, экспериментировали на занятиях живописью? Что из этого получилось? Поделитесь в комментариях.

Если вам понравилась эта статья, сделайте следующее:

1. Поставьте «лайк».

2. Поделитесь этим постом с друзьями в социальных сетях или своём блоге.

3. И конечно же, оставьте свой комментарий ниже :)


  • Сайт
  • Магазин