Художественная Школа Jotto помогает взрослым и подросткам (от 10 лет) научиться профессионально рисовать. г. Екатеринбург, ТЦ Дирижабль 3этаж-оф-5 +7(922)115-75-74

Художники, которые удивляют и заставляют задуматься. Геннадий Райшев.

  Есть художники умелые, есть художники думающие, есть художники чувствующие, а есть такие, которые совершают невозможное, изображая на холсте впечатления, чувства, идеи, звуки - все нематериальные аспекты бытия, пропущенные через призму человеческой души. Мне повезло быть лично знакомой с одним из таких удивительных мастеров живописи - Геннадием Степановичем Райшевым.

Его творчество сложно воспринимать визуально в лоб, быстро, как мы привыкли в этом бесконечно меняющемся мире. Над его картинами бесполезно размышлять. Их нужно чувствовать. Как чувствует мир ребёнок, чистый от шаблонов и штампов, удивляющийся одинаково сильно и искренне упавшему с дерева листу и каплям дождя, древней легенде и тихой песне, реальным и мифическим обитателям вод и лесов... И, конечно, “человекам” - маленьким и пожилым, мужчинам и женщинам, простым жителям городов и деревень в их повседневных делах и заботах, мечтах и страстях, безыскусных праздниках, трудах и благодатно-медлительных минутах отдыха.

  1). Последний динозавр.
  Это моё самое раннее воспоминание о художественной выставке. Скорее всего - это первая выставка картин, которую я видела. Мне года три-четыре. Вместе с папой ходим по второму этажу кинотеатра “Урал”, неспешно смотрим. Все картины небольшие, висят высоко - мне не достать, а посмотреть хочется.
- Папа, что это?

- Это последний динозавр. Смотри.
Папа поднимает меня повыше, чтобы можно было разглядеть изображение. Багровые, розоватые, коричневые тревожные оттенки закатного неба, а на их фоне - почти чёрный, драматический силуэт небольшой плоской головы на длинной шее. Такой монументальный и такой трагически-беззащитный! И всё сказано этим тёмным, как бы обуглившимся силуэтом - и красота, и величие и обречённость. Всё понятно даже ребёнку.
  Уже и не вспомнить деталей: что рассказывал папа, что ещё было изображено, что ещё было представлено на выставке… А в памяти остались на долгие годы те сильные чувства, вызванные этой небольшой картинкой и мощный силуэт большого нежного зверя, как-будто осознающего свой уход.
  Уже во взрослом возрасте по рассказам родителей я поняла, что среди самых разнообразных картин земляков, представленных на ряде выставок того времени, моё внимание сосредоточилось именно на работе Геннадия Райшева. Даже удивительно, как сильна память детства и как мудро избирательна!

  2). Крик кукушки. Цвет морошки.
  Старая видеозапись начала 90-х годов. Открытие персональной выставки Геннадия Степановича Райшева. Жаркий солнечный летний день, открытые окна выставочного зала городского музея, толпа народа - кажется весь небольшой городок собрался здесь - невысокая тонкая девочка с большими карими глазами и маленький светленький мальчик в первом ряду зрителей - мы с братом, юные ценители прекрасного. Родители где-то в толпе, но это не важно - важно то, что происходит здесь и сейчас.
  Даже на старой плёнке видно, с каким вниманием и интересом слушают зрители этого невысокого, худощавого, аккуратно одетого очень скромного и сдержанного человека, какой любовью к окружающему миру и вдохновением светится его красивое, с национальными чертами, лицо, как выразительны его скупые жесты…

  А вокруг по стенам развешены необыкновенные полотна. И солнечные зайчики из открытых окон, и колыхание ветром занавесок, и цветочные букеты в руках - всё вторит этой яркой живописной палитре.
Огромная, почти во всю стену картина - красная полуженщина, полуптица взмывает вверх, оставляя за собой обрывчатый след. Ку-ку, ку-ку, ку-ку… Затихает её немного протяжный крик, растворяясь вдали. А рядом - звуки леса: огромный жёлто-зелёный кузнечик выводит стрекочущую трель и эти звуки расходятся по воздуху волнами. И вроде бы знакомые силуэты родного города, не такие, как в реальности, а такие, какие они бывают в цветных детских снах или такие, какими бывают впечатления о лете, когда вспоминаешь их в предновогодней вечерней дрёме. А цветущая морошка? Разве это не тот самый волшебный цветок, который пытался осознать легендарный Данила-Мастер?
   Вроде бы живопись - визуальное искусство, а как много всего уместилось в живописи Райшева - и чувства, и мысли, и воспоминания и впечатления. Целый мир очеловеченной природы и шаткой гармонии Бытия.
  Как можно всё это изобразить в живописи, так точно и так чувственно? Непостижимо...

  3). Хантыйские легенды.
- Дети, пойдите погуляйте, в гости придёт Геннадий Степанович. Папе нужно с ним поговорить.
Для папы это, действительно, важная встреча. Почётный гражданин нашего города Карпинска, заслуженный деятель культуры Ханты-Мансийского автономного округа, почётный академик Академии искусств и художественных ремёсел им. Демидовых, Геннадий Степанович Райшев редко бывает у нас в гостях. Он вообще не часто бывает в городе, но с большим уважением и интересом относится к творчеству папы и, не смотря на разницу в возрасте (Райшев старше на 16 лет), общается с ним доверительно и долго, если появляется такая возможность.

  О чём они говорили: о живописи, о литературе, о идеях и вдохновении, о сути истинного творчества? Теперь и не узнать. Но каждый раз после такой беседы уже серьёзно больной папа как будто преображался на время - рассказывал удивительные истории из своих детских воспоминаний и наблюдений окружающей реальности, улыбался, удивлялся распустившемуся цветку на грядке или умильной мордашке соседского кота.
 Видимо, после одной из таких встреч в доме появился большой красочный альбом “Хантыйские легенды”. Сначала, рассматривая его вместе с папой, я старалась найти знакомые по выставкам сюжеты и пластическое живописные ходы, а папа пояснял мои догадки.
- Это Фёдор потерял хомуты. Видишь, он кричит: “Кто украл хомутыыыыы?” “Ты-ты-ты” - повторяет за ним ветер. И звук растворяется вдали.
- А это “Глаза черёмушки” - видишь, чёрные глазки, как ягоды черёмухи, а белое лицо, как черёмуховый воздушный цвет.
- А вот болотные бабы. Пучеглазые, похожие на болотных лягушек, зелёные - это хозяйки болот, хранительницы здешних мест, ведуньи-ягодницы. Они родят и охраняют урожай, только человеку доброму, с уважением относящемуся к природе они помогают, кормят, показывают морошковые места.

- “Сломанные нарты” - голубые, обветренные, высохшая древесина совсем обесцветилась и стала хрупкой. Похоже на старые кости большого животного, правда?
“Ты же учишься рисовать” - объяснял папа, - ”для тебя это важно. Это образная живопись, а не просто перерисовка с натуры. Она заставляет размышлять, чувствовать. Это символы окружающего мира, ключи к его видению художником. Понимаешь?”
   Ох, папа, может я и не всё понимаю, но запоминаю, учусь видеть и анализировать всё вокруг как художник, для ученицы художественной школы это так ново, интересно и невероятно сложно! А этот чудесный альбом ещё не раз будет вдохновлять меня на смену авторского образного языка, стилизации, темы в будущем, когда я поступлю в художественное училище и буду делать первые робкие шаги на пути к профессии художника. Даже когда тебя не будет рядом, папа, я буду продолжать вести мысленный диалог с художником через репродукции его работ, учиться простоте формы и ясности идеи, выработке собственных композиционных приёмов и цветовым гармониям, свободе от академической косности и пластической выразительности живописи.

  4). “Отчего мучается художник?”

  - Держи, это тебе подсказки - хватит высасывать из пальца, пиши о важном. Диплом должен быть осмысленным, вот и пиши о том, что тебя волнует, тебя и любого другого серьёзного художника.
Папа вручает мне тонкую книжицу с таким оригинальным названием. На внутренней части обложки - автограф автора. Это Геннадий Степанович специально для папы приберёг один экземпляр и подписал на память.

  Вот и я доросла до тем их бесед, а теперь я как бы заочно к ним присоединяюсь.
 Под картонной обложкой концентрат авторских теоретических наработок, основа творческого метода мастера, ответы на самые нелюбимые и провокационные для художника вопросы, а главное, размышления о том, что такое искусство и чем оно отличается от творчества. Даже дух захватывает: неужели кто-то отважился об этом рассказать, ведь рассуждать о природе творчества у художников не принято - рисуй себе, да рисуй, зачем голову забивать излишней литературщиной? Ан нет, зачем тогда вообще создавать что-либо, что такое талант, почему так сильно отличаются ремесленники от искусства от настоящих художников? Молодому живописцу, завершающему академическую программу всё интересно, важно, так хочется разобраться в природе самого явления - творчество, искусство, художественный образ, композиция - это не пустые формальные понятия, это сама творческая реальность.

  Моя выпускная квалификационная работа художника так и называется “Ритмы творчества”. Она о его разновидностях - музыке, живописи, театре. Но где эта грань между тем, где заканчивается искусство и начинается творчество? Или наоборот? “И здесь кончается искусство и дышат почва и судьба”, - пишет мой любимый Пастернак. Я это чувствую, но пока не понимаю. В училище это не обсуждается - задача художественного образования научить студентов владеть формой, технически грамотно выполнять художественные задачи. Но ведь это только внешняя оболочка идеи.

  “ПРОФЕССИЯ предполагает заказ, исполнение и вознаграждение.
СВОБОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО - самозаказ, исполнение и, как правило, отсутствие вознаграждения…
ПРОФЕССИЯ опирается на полученные знания.
СВОБОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО - на индивидуальный поиск знаний.
В ПРОФЕССИИ предполагаются стандартные, расхожие постулаты и истины.
СВОБОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО предполагает личные, глубокие, интимные, сложные переживания.
ПРОФЕССИЯ требует общеизвестных, устоявшихся, шаблонных представлений о мире.
Обычно, вопрос при этом: а что, не может быть в профессии творчества? Может. Но для абсолютной ясности мышления необходимы эти понятия”.

  Да, да! Вы тысячу раз правы, дорогой Геннадий Степанович! Именно этого и не хватает на современных выставках художников реалистического и академического направления! Именно поэтому становится “душно” от бесконечных однообразных пейзажей, букетов с вазой посередине холста и псевдо-академических портретов - в них нет творчества, нет искры жизни, нет естественного, эмоционального отношения автора к изображаемому. Картины, как внешняя мёртвая оболочка без души - вот почему так скучно и грустно на подобных вернисажах.
  Этого не хватает и мне, настоящего творчества, порыва. Я всё исправлю, напишу свою дипломную работу творчески, осмысленно! Теперь всё будет по иному...

  5). “Слово, сказанное ночью”.

  В искусстве графики мне всегда было легче - легко рисовать, легко сочинять, легко выражать свои мысли на бумаге. Гравюра - идеальная техника, в которой простыми и лаконичными формами можно показать самую суть идеи художника. Ну и что, что изобразительные средства скупы, а арсенал фактур и цветов ограничен - зато какая монументальность пластики, какое изящество силуэта!
 Но как сделать гравюру одновременно мощной и стильной, лаконичной, но не скучной, как проработать поверхность доски разнообразно, но не равномерно. Для этого нужна чёткая, строгая композиция, сочетающая плоские и объёмные, фактурные и гладкие пятна. Точно! Такими приёмами часто пользуется Райшев в своей живописи. И графика его именно такая, ведь больше всего его графических композиций созданы в технике линогравюры.

  Вот оно! Из книги выпадывает лист с напечатанным авторским эстампом. “Слово, сказанное ночью” - огромный белый богатырь в полном облачении - “зубатая” кольчуга, остроконечный шлем, узорчатые сапоги - лежит на спине. А рядом маленькая чёрная женская фигурка, как птица, расправившая крылья, закрывает собой великана, защищает его от ненастий, обнимает тонкими руками. Как тут не вспомнить египетские женские статуэтки-обереги в гробнице фараона. Такие же тонкие, трогательные, защищающим жестом отстраняющие случайного зрителя от дорогого человека. Вот, что мне сейчас нужно.
  Череда фактурных и плоских пятен, тёмного и светлого и эта красивая певучая линия силуэтов форм и рисующих линий - и всё так просто и легко технически сделано, и воспринимается понятно и точно. А в книге ещё гравюры, знакомые с детства - глухари, мужики в лодках, символические пейзажи. Ясные, умелые, мастеровитые, с идеально выверенной композицией и равновесием пятен. Смотреть - не насмотреться. Вот к чему нужно стремиться, вот на чём учиться!  Ведь об этом и писал в своих трудах о композиции Фаворский - “Гениальный художник, хотя бы Рембрандт, по Пушкину «художник быстроокий», схватывает сразу, непосредственно всю сложность видимого и, держа все во внимании, объединяет все и доводит до цельности. А от нас, простых смертных, требуется большая работа над собой и колоссальное напряжение”.

  6). В гостях у мастера.

У учителя в мастерской прохладно, но уютно. Неспешно общаемся за чаем, делимся впечатлениями о выставках и творческими наработками.
- Катерина, может зайдёшь к Райшевым, нужно работы сына на рецензию передать.
Учитель протягивает мне диск со снимками.
К Райшевым, я не ослышалась? Вот так просто? Геннадий Степанович приехал и я смогу с ним встретится? Только как я приду, просто позвоню и напрошусь в гости к мировой знаменитости, к заслуженному деятелю культуры Ханты-Мансийского автономного округа, к Члену-корреспонденту Российской академии художеств?
  А на следующий день, дрожащей рукой набирая номер телефона и подыскивая правильные слова, я позвонила по заветному номеру.
- Здравствуйте, Галина Алексеевна, это Катя Пилипенко…
- Здравствуй, Катя, приходи сегодня к 18.00, Геннадий Степанович тебя ждёт.
  Бегу. Лечу. Мчусь со всех ног.

  Замечательная Галина Алексеевна - супруга художника - приветливо встречает, проводит в гостиную. Скромная жилая комната - здесь и живёт Галина Алексеевна. Геннадий Степанович улыбается. Мудрые чёрные глаза за стёклами очков лучатся. Узнал большеглазую девочку.
- Хорошая у Вас была выставка в Краснотурьинске. Я видел. Композиции интересные. И оформление работ очень хорошее.
Для меня это очень щедрая похвала - Мастер оценил, не просто рядовой зритель. И я постепенно успокаиваюсь, таю в его неспешной речи, как кусочек зефира в моих руках рядом с чашечкой чая. О каком чае речь, если есть возможность слушать, внимать, накапливать концентрат творческой энергии.
  Какая удивительная сила и мощь в этом маленьком, суховатом человеке, какая глубина мысли в его словах, какая скромность и простота в жестах, фразах, посадке головы… И так легко и спокойно сидеть рядом и слушать, слушать, слушать.
  И хочется как буддийскому мальчику ученику спуститься со старенького дивана на пол, усесться у ног Учителя и вбирать его мудрость крупица за крупицей. А Геннадий Степанович говорит, в своей неспешной, размеренной манере - о идеях, о Карпинске и Ханты-Мансийске, о гостях своей мастерской, о моём папе, о первой персональной выставке картин в Екатеринбурге, о Галине Голынец - его помощнике - искусствоведе, о жизни. И так спокойно и радостно на душе от этого тихого просветления, от размеренного разговора втроём, от возвращения к таким знакомым с детства интонациям, словам, мыслям…
   Провожая меня домой (одну меня наотрез отказались отпускать) Геннадий Степанович ещё говорил о литературе, о истоках творчества и даже о простых бытовых вещах, которые в его устах оказывались совершенно особенными, необычными, существующими в реальности этого большого художника.

   “Вот так и нужно жить”, - подумала я, - “отрешившись от житейских страстей, от скорбей и вспышек радости, удивляясь каждому дню и создавая реальность из своих наблюдений, чувств, идей и воспоминаний”. Так, как это умеет и мыслит великолепный художник, большой мудрец и простой человек - Геннадий Степанович Райшев. Душа этого художника огромна и светла и, мне кажется, она распространяет свет, тот свет, которого так не хватает в череде будних дней.

   Сейчас я наблюдаю за его активной работой с детьми при мастерской, за случайно подсмотренными репортажами с мастер-классов и вернисажей, за интервью и мероприятиями. Я понимаю, что мне удалось прикоснуться к большому явлению современной культуры, вдохновиться мощным самобытным талантом и получить уникальную возможность - с малых лет постигать настоящее искусство. Мне повезло.
  А ещё я не могу отказать себе в возможности каждый год поздравлять Художника с днём рождения, прикладывая к словам пожелания свежую фотографию пейзажа Карпинска, который мы оба нежно любим. Пусть Геннадий Степанович не пользуется интернетом, Вселенная доставит мой привет, в любом случае. Долгие лета Вам, Геннадий Степанович, и спасибо за всё, что Вы делаете для нас, художников, и простых зрителей!

Если вам понравилась эта статья, сделайте следующее:

1. Поставьте «лайк».

2. Поделитесь этим постом с друзьями в социальных сетях и своём блоге.

3. И конечно же, оставьте свой комментарий ниже :)


  • Сайт
  • Магазин